Неуловимый Джа (xa__) wrote in ru_kosogorov,
Неуловимый Джа
xa__
ru_kosogorov

Categories:

ЛОТ 20.Под властью ЦУКа, Владимир Степанов, Елизавета Никитина, Журнал SmartMoney

Под властью ЦУКа
Чиновники сумели разрушить целую отрасль. Им понадобились куча технических средств и всего неделя времени У федерального закона № 102-ФЗ очень длинное и скучное название, этакий типичный образчик чиновничьего канцелярита—«О внесении изменений в федеральный закон “О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции”». Неофициально документ № 102-ФЗ называют куда веселее—«Сухой закон», «Ољвнедрении системы ниппель» и даже «Ољвласти ЦУКа».
ЦУКи—это Центры управления и контроля, одна из ключевых составляющих Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС). Благодаря этой системе в наших магазинах и ресторанах днем с огнем не сыщешь приличного алкоголя—ни французских вин, ни шотландского виски, ни финских ликеров. Даже водки и той в продаже осталось максимум сортов пять, причем далеко не самых популярных.
Система, придуманная для борьбы с подделками и неучтенкой, вот уже третью неделю не дает работать отрасли, которую должна была оздоровить. Общие потери в виде недополученной прибыли всех участников рынка—импортеров и оптовиков, производителей, розничных продавцов и ресторанов—уже достигли $600 млн, а в перспективе могут зашкалить за $3–4 млрд.
Затраты участников рынка на технику и программное обеспечение для разрушительной ЕГАИС превысили $23 млн. Еще примерно $5,4 млн в месяц им придется отдавать научно-техническому центру (НТЦ) «Атлас» при ФСБ России за обслуживание системы. Вне зависимости от того, будет она работать или нет.
Авторы и исполнители благого государственного начинания, неожиданно обернувшегося мощной антиалкогольной кампанией, уже и сами не могут понять, кто из них напортачил больше. Ясно лишь, что сильно виноваты и те и другие.
КТО ПРИДУМАЛ
Идея взять под контроль оборот спиртного в России в принципе разумная. Как можно заботиться о здоровье нации, когда неизвестно, сколько и, главное, что именно это нация пьет. Старая система акцизов работала из рук вон плохо: поддельные марки продавались буквально на каждом шагу. Авторы закона № 102-ФЗ решили навалиться на рынок сразу с трех флангов: установить новые правила получения лицензий на производство иљторговлю алкоголем, ввести новый порядок маркировки продукции акцизными марками и, наконец, создать ЕГАИС. В теории единая компьютерная система учета—самый надежный способ борьбы с контрафактной продукцией. Саму акцизную марку еще можно подделать, но ввести данные ољней вљЕГАИС никак не получится.
Изначально разработкой законопроекта занимался комитет Госдумы по экономической политике под председательством Валерия Драганова. Именно он отвечал за его взаимоувязку со всеми заинтересованными ведомствами.
«Разработка шла в тесном контакте с бизнес-сообществом,—вспоминает директор департамента информации Союза участников алкогольного рынка (СУАР) Вадим Дробиз.—Но все переменилось буквально за один день, после выступления Владимира Путина в Калининграде».
В тот день, 2 июля 2005 г., президент выступил на заседании Госсовета с короткой речью: «Нынешняя система регулирования рынка алкогольной продукции не работает. Она слишком коррумпирована и неэффективна». Быстрее всех на слова президента откликнулось ведомство Германа Грефа, которое вызвалось сделать отрасль максимально прозрачной, с прицелом на будущие требования ВТО. «Так Минэкономразвития подмяло под себя законопроект, вписало вљнего многие положения, совершенно не согласованные с бизнес-сообществом. Иљв результате мы получили совсем другой закон»,—сокрушается Дробиз.
Для начала разработчики из Минэкономразвития решили сократить число участников рынка, удалив «мелочовку». Одна из статей закона № 102-ФЗ гласит, что производство водки вправе осуществлять только те частные компании, чей уставный капитал равен или превышает 50 млн руб. По данным Национальной алкогольной ассоциации (НАА) и Союза производителей алкогольной продукции (СПАП), сейчас в России работают 324 ликеро-водочных завода, 280 винзаводов, 200 производителей спирта и 20 производителей шампанского. «Как минимум половина из них исчезнет, потому что не сможет увеличить уставный фонд»,—полагает Дробиз.
Кроме того, закон запретил торговать алкоголем ПБОЮЛам. Их в одной только Москве 7000. Если они хотят и дальше продавать спиртное, им придется зарегистрироваться в качестве юрлица с уставным капиталом 1 млн руб. «Получить новые лицензии сможет не больше половины индивидуальных предпринимателей»,—говорит исполнительный директор объединения «Опора» Дина Крылова.
С 1 июля действие старых лицензий остановлено. Для получения новых необходимо заново собрать и представить все необходимые документы в ФНС. «Это смогли сделать только 20% розничных продавцов,—рассказывает вице-президент ТПГ “Кристалл” Дмитрий Раутбарт.—Очереди такие, что документы принимают на рассмотрение только через два месяца!» Это был первый удар по рынку, но далеко не самый чувствительный.
Главной же изюминкой преображенного законопроекта стала ЕГАИС. Суть ее в следующем: производитель спиртного устанавливает у себя электронные счетчики, связанные с сервером налоговой службы. Счетчики регистрируют каждую выпущенную бутылку, на нее наклеивается марка со штрихкодом, который заносится в базу данных ФНС. Аналогичные системы обязаны установить у себя импортеры крепких напитков, только данные об их товаре собирают уже таможенники. В дальнейшем, когда бутылки поступают дистрибуторам или розничным продавцам, через ЕГАИС легко проверить их подлинность: если, к примеру, встретятся две бутылки с одинаковым штрихкодом, система забьет тревогу.
«ЕГАИС облегчает работу импортерам, контролирующим органам и самим потребителям, потому что штрихкодовая информация содержит сведения о каждой бутылке—вплоть до номера партии, названия производителя, сертификации, порядка завоза и т. п.»,—говорит руководитель пресс-службы Федеральной налоговой службы Александр Смеляков. Доработанный закон был принят Госдумой в третьем чтении 8љиюля, одобрен Советом Федерации 13 июля и подписан президентом 29 июля 2005 г. Статья 5 закона гласила, что ЕГАИС должна быть введена в строй 1 января 2006 г. А статья 26 запрещала с 1 июля нынешнего года оборот любой спиртосодержащей продукции, информация о которой не поступила в ЕГАИС.
«Четкие временные рамки—вот что было главной ошибкой Минэкономразвития, а именно руководителя департамента госрегулирования Андрея Шаронова,—говорит председатель правления НАА Павел Шапкин.—Мы так просили: не надо прописывать сроки в законе, это можно сделать постановлениями. Но они не послушали иљсами себе создали проблему».
После принятия закона за ЕГАИС взялся Минфин. В течение пяти месяцев ведомство Кудрина неторопливо разрабатывало дизайн новых акцизных марок и правила работы с ними. Постановление «О требованиях к техническим средствам фиксации и передачи информации об объеме производства и оборота алкогольной продукции» было принято 31 декабря 2005 г. Иными словами, какой должна быть новая система, решили за день до ее введения в эксплуатацию! Причем, кто будет делать систему, придумать так и не успели. Определили только, что это будет какая-нибудь организация, подведомственная ФСБ.
КТО СДЕЛАЛ
Как и почему разработчиком ЕГАИС стал НТЦ «Атлас»—никто точно не знает. Одна из главных заслуг этого центра—система учета акцизных марок старого образца «Атлас-Скат». Та самая, неэффективная. Представитель «Атласа», просивший не упоминать его имени в печати, заявил SM, что центр занялся разработкой ЕГАИС сразу после принятия закона. Только рынку об этом почему-то долго ничего не было известно. 25 апреля 2006 г. президент СУАРа Осман Парагульгов направил Грефу открытое письмо с требованием объяснить, кто же все-таки уполномочен разрабатывать и внедрять ЕГАИС. Лишь 30 марта ФНС и ФТС официально объявили, что будут работать вместе с «Атласом». Тогда же участникам рынка впервые показали и саму систему. «Нам сразу стало ясно, что ЕГАИС работать не будет»,—вспоминает Раутбарт из «Кристалла».
Программное обеспечение было «сырым», оно постоянно давало сбои. Но хуже всего оказалась логическая организация системы. Иерархическая сеть ЦУКов, в которые стекается информация от компаний, прежде чем ее передают на центральные серверы ФНС и ФТС, должна использовать встроенные базы данных по производителям и оптовым поставщикам. Поначалу их не успели сделать—и компании сами вручную вбивали в систему данные о себе и своих партнерах. Потом, когда справочники все же подготовили, их начали спускать из федерального ЦУКа в региональные и областные центры. И тут выяснилось, что дублирующиеся базы данных систему «подвешивают». А возможность удалять из ЕГАИС лишнюю информацию разработчики не предусмотрели. Проблема не решена до сих пор. Параллельно вскрылись другие особенности системы: ее авторы, к примеру, не знали о том, что иногда нужно учитывать остатки продуктов на складах. Ввести в систему новый товар можно только по новой накладной—и никак иначе. А дело это страшно медленное—для связи межу ЦУКами используются обычные модемы. «На проведение каждой накладной требуется по 5 минут,—негодует гендиректор группы компаний “Матрица” Тимур Гизатуллин.—Уљнас не бывает меньше 300–400 накладных в день.
Откуда взять 25–30 часов для проведения всех документов?»
Перечислять все подобные ляпы нет никакой возможности—их тысячи. Получилась система «Атлас-Скат-2», если не хуже.
КТО ПОМОГАЛ
Порядок приобретения новых и уничтожения старых акцизных марок должен был быть установлен еще в ноябре 2005 г., но Минфин сделал это только в январе 2006 г.
Согласно запоздалому документу марки российским производителям выдает ФНС, а импортерам—ФТС. Сами марки печатаются на Гознаке. Все бы хорошо, да только никто ничего не хотел делать. Гознак получил образцы дизайна новых марок лишь в конце января. Следующие полгода, пока Гознак неторопливо печатал знаки, налоговики и таможня решали, что делать с бутылками, промаркированными старыми марками. Кљлету так ничего и не решили.
У ритейлеров и ресторанов было только два способа, как поступить с продукцией старого образца,—вернуть ее поставщикам для перемаркировки или распродать по дешевке до наступления рокового 1 июля. Распродажи провели почти все крупные торговые сети, причем в последних числах июня дисконт по ряду позиций составлял 70%. В основном под распродажу пошли низкооборачиваемые дорогие напитки. Возврат поставщикам тоже был внушителен: сеть «Перекресток», к примеру, отправила на перемаркировку более 100 000 бутылок (откуда, кстати, они не вернулись, поскольку из-за паралича ЕГАИС продавать «обновленные» бутылки все равно было нельзя).
Ресторанам было сложнее. «У нас в баре одного из ресторанов есть литровая бутылка арманьяка 1919 г., купленная за 75 000 руб. Мы из нее продали всего 400 г,—жалуется директор по развитию ассоциации ресторанов “Веста Центр Интернешнл” Георгий Бун.—Бутылку нельзя везти на перемаркировку. И что нам теперь делать?»
Да и слишком уж много времени занимает перемаркировка. «Мы должны подать заявление на выдачу марок в ФТС вместе с инвентаризационной ведомостью по состоянию на 30 июня,—рассказывает сотрудник компании-импортера “Магистр Бибенди”.—Таможня принимает заявление, делает заказ Гознаку, тот печатает марки и передает назад таможне, а она—нам. Это занимает около двух месяцев. А мы простаиваем».
КТО ЗАПЛАТИЛ
«Атласовцы» себя виноватыми не считают иљперекладывают ответственность на участников рынка. «Большинство компаний надеялось, что определенные силы пролоббируют отмену ЕГАИС, и ждали до последнего,—говорит источник SM в НТЦ.—Но, когда в мае–июне стало ясно, что этого не будет, все кинулись заказывать ЕГАИС, в результате чего мы чисто физически не успеваем установить и наладить систему у всех».
На 10 июля НТЦ «Атлас» удовлетворил около 84% поступивших к нему 2895 заявок и установил оборудование ЕГАИС у 481 компании-производителя, 81 импортера и 1881 оптовика. С двумя последними цифрами уљ«Атласа» какая-то путаница—СУАР иљСПАП насчитывают в России 150 импортеров и более 4000 оптовых компаний. Быть может, новые заявки поступят в ближайшее время.
НТЦ делает хороший бизнес. «Мы заплатили 600 000 руб. за установку ЕГАИС и еще будем платить ежемесячно 170 000 руб.»,—рассказывает вице-президент оптовой компании «Вестор» Татьяна Савинова.
Официальная цена комплекта оборудования ЕГАИС, приобретенного у НТЦ «Атлас» или его уполномоченных партнеров для одного рабочего места, составляет 121 226 руб. для производителя или импортера и 50 260 руб. для оптовика. В первых двух случаях к комплекту добавляется дорогой принтер для нанесения штрихкодов.
При этом количество рабочих мест зависит от величины компании. Завод «Топаз» установил у себя восемь принтеров иљодно место администратора. Плюс на каждое установили ПО за 18 000 руб. Ежемесячное обслуживание этих рабочих мест (в чем заключается обслуживание, ни в компаниях, ни вљ«Атласе» корреспонденту SM толком никто объяснить не смог) будет стоить 93 000 руб. И заводу еще дали скидку. Стандартные расценки «Атласа»—28 450 руб. в месяц за место.
Дробиз из СУАРа оценивает общие затраты всех участников рынка на программно-аппаратную часть ЕГАИС примерно в 610 млн руб. «65% спиртного производится 20 большими предприятиями типа “Кристалла” или “Топаза”. Они потратили на комплекты примерно по 1,2–1,3 млн руб. Остальные примерно 500 компаний потратили или потратят в среднем раза в два меньше. Итого на всех производителей около 350 млн руб.»,—подсчитывает он. Примерно 4000 оптовиков обойдутся одним программно-аппаратным комплексом в среднем за 60 000 руб., всего на 240 млн руб. 5 самых крупных импортеров потратили примерно по 800 000 руб., остальные 145—по 120 000 руб. Общие траты игроков рынка на обслуживание в СУАРе оценивают примерно в 150 млн руб. в месяц.
Они заплатили и перестали работать.
КТО РАСПЛАЧИВАЕТСЯ
Свои убытки оптовики даже боятся подсчитывать. «Не сейчас! Вернуться бы к нормальному режиму»,—чуть не плачет замгендиректора «Лудинга» Михаил Казарян.
По оценкам Дробиза, с 1 по 15 июля оптовики в сумме недополучили как минимум $80 млн. Из лидеров рынка меньше всего пострадал «Кристалл–Лефортово»—он торгует в основном отечественной продукцией и закрывает недостающие объемы дешевой водкой. А вот те, кто ориентирован на импортный алкоголь, потеряли до 2% годовой выручки. Сами же импортеры, подсчитали в СУАРе, к сегодняшнему дню потеряли $70 млн. Отечественные производители лишились $185 млн.
Еще хуже розничным сетям. Средний ассортимент винных отделов сократился от 2000 наименований до 8–10. «По нашим прогнозам, ассортимент импортного алкоголя будет восстановлен только к концу года»,—говорит замгендиректора по маркетингу «Рамэнки» Орчун Онат. «Уже к осени потери торговых сетей составят около 5% от их годовых оборотов»,—утверждает председатель комитета Мосгордумы по законодательству и бывший председатель совета директоров «Седьмого континента» Александр Семенников. К сегодняшнему дню розничные сети потеряли не менее $120 млн.
В Deutsche UFG посчитали, что за 2006 г. недополученная выручка розничных компаний может составить 1,3–1,9% их годовых оборотов—в сумме это минимум $3 млрд.
Огромные убытки несет ресторанный бизнес. «С 1 июля выручка в ресторанах сократилась наполовину. Ресторан—это не просто место для продажи алкоголя, это атмосфера. Если вам не подадут хорошего вина, вы развернетесь и уйдете»,—говорит президент Федерации рестораторов и отельеров (ФРО) Игорь Бухаров.
По данным ФРО, в России насчитывается около 130 000 ресторанов. В Москве их 3500. Средний оборот московского ресторана составляет около $100 000 вљмесяц.
За 10 дней «алкогольной блокады» столичные заведения потеряли около $60 млн.
Рестораны в регионах—еще примерно $100 млн. К осени общие потери рынка достигнут $500 млн. Итого более $600 млн убытков сейчас и еще $3–4 млрд в перспективе.
Это, без сомнения, одна из самых удачных антиалкогольных кампаний в российской истории.
ВСЕМ СПАСИБО
Вдохновители и исполнители новой антиалкогольной кампании
Алексей Кудрин министр финансов отвечал за разработку нормативных документов по введению новых акцизных марок
Герман Греф министр экономического развития и торговли осуществлял общее руководство разработкой поправок к закону
№ 102-ФЗ в части, касающейся ЕГАИС
Андрей Шаронов руководитель департамента госрегулирования МЭРТа непосредственно руководил разработкой поправок. Настоял, чтобы срок действия старых акцизных марок истек 1 июля 2006 г.
Валерий Драганов председатель комитета Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму руководил разработкой федерального закона № 102-ФЗ
Анатолий Сердюков глава Федеральной налоговой службы отвечает за распределение новых акцизных марок между производителями и оптовиками
Андрей Бельянинов глава Федеральной таможенной службы отвечает за распределение новых акцизных марок между производителями и оптовиками
Аркадий Трачук гендиректор объединения Гознак отвечает за изготовление марок
Борис Гиричев гендиректор ФГУП «НТЦ ”Атлас”» ФСБ России отвечает за разработку и установку программно-аппаратного обеспечения ЕГАИС
Владимир Степанов, Елизавета Никитина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments